twitter.rss

Зачем нужна исповедь перед священником
18 июня 2010
В статье доктора богословия Ужгородской Богословской Академии им. свв. Кирилла и Мефодия, преподавателя Харьковской Духовной Семинарии протоиерея Сергия Скубченко делается попытка анализа процесса исповеди, и дается определение ее главной задачи.   

Перечисление грехов необходимо не священнику, а, прежде всего, кающемуся. Дело не в банальном перечислении своих согрешений, а в сознательном раскаянии и желании исправиться.
У покаяния есть 5 этапов.
1. Осознание.
2. Самоуничижение.
3. Сокрушение.
4. Изустное исповедание.
5. Плоды покаяния.

  Осознание, это когда человек начинает видеть собственные дурные поступки - дурными. Часто именно этот этап бывает наиболее сложным. Как правило, для многих самым трудным, кажется подойти к священнику и высказать свои грехи вслух, на самом деле, здесь проблема другого порядка. Без осознания своих грехов, изустное исповедание может оказаться лишь формальностью, а сама исповедь не принесет надлежащих плодов. В свою очередь стыд, который испытывает исповедующийся, не что иное, как всего-навсего, страх за собственную репутацию.
  Нет ничего тяжелее, чем увидеть себя. Ведь как часто, приходящие на исповедь даже не знают, в чем же они грешны. Мало знать о грехах, излагаемых в многочисленных брошюрках «в помощь кающимся», необходимо осознать насколько они уродуют личность, искажают человека, наконец, делают чуждым Богу.
  Осознать – значит понять, что нет легкого греха, а есть нечто, что отдаляет нас от Бога, подчиняет волю и чувства, лишает способности Богообщения, делая чуждыми Божественной благодати.
  Только через осознание губительности греха, мы можем положить начало покаянию, т. о. следующим этапом после осознания есть самоуничижение.
  Вследствие осознания своих грехов, или личной испорченности ими, если человек находится на правильном пути духовного совершенствования, первым что должно последовать за осознанием, это способность к так называемому самоуничижению. Когда мы говорим о самоуничижении, это не значит, что кающийся должен насильно оскорблять себя. Тем более не должно такое происходить прилюдно.
  Самоуничижение сугубо внутреннее чувство, сущность которого заключается не в словах, а в искреннем осознании собственной испорченности грехом, нерешительности в духовной борьбе или малодушии. Форма же самоуничижения может быть разной, вплоть до банального самообличения. Важно чтобы самоуничижение приводило к сокрушению, и было подкрепляемо надеждой, т. к. без нее нередко вместо пользы самоуничижение переходит в губительные для души крайности.
  С одной стороны можно дойти до того, что вследствие постоянного самоуничижения, впасть в полную апатию или уныние, тем самым окончательно обездвижить все силы души в противостоянии злу. А можно дойти и до лицемерия, внешне называя себя грешнейшим, глупейшим и т.д., а втайне, продолжать вести дурную жизнь. Пути разные, а вот итог один и тот же - как жил человек в грехе, так и живет. Без надежды, а с нею и веры в то, что грех может быть побежден, человек лишает себя помощи Божией, т.к. возможность к праведности человека хоть и желанна Богу, но определяется волей и выбором самого человека.
  Итак, как можем видеть, самокритика не должна замыкаться внутрь себя, свое внимание необходимо заострять не на ней самой, или правильнее, не ради нее самой, но ради того, чтобы собственно, обрести способность противостоять греху.
  Самоуничижение есть осознание чужеродности греха, его бессмысленности и пагубности для Богом сотворенной природы человека. Таким образом, самокритика должна быть озарена надеждой на получение от Бога помощи, в борьбе со своими духовными немощами. И это главное. Без надежды возможность совершенствования закрыта. Таким образом, самоуничижение должно привести к сокрушению о своих грехах.
  В понятие сокрушения вкладывается несколько смысловых нагрузок. С одной стороны, оно может пониматься как крайняя печаль за совершенный поступок, с другой стороны как поражение. В данном случае логично и то и другое, так как крайнее сожаление за содеянный грех взгревает в человеке отрицание греха, вынашивает ненависть к нему, и этою же ненавистью, в человеке поражается грех. Нет более сильного чувства, чем ненависть. Если хотите, ненависть есть защитная функция добра, как бы парадоксально это не звучало. Мы привыкли под ненавистью понимать лишь закоснелую и укоренившуюся крайнюю злобу по отношению к кому-либо. На самом деле в не искаженной форме ненависть есть непринятие духовным организмом человека инородного зла. Ненависть своего рода иммунитет. Потому в Священном Писании говорится: «гневайтесь, но не согрешайте» (Пс 4:5). Ненависть к греху стимулирует в человеке направленность к добру, заставляя задуматься над тем, как добро сделать частью сущности своей природы.
  Следует заметить, что самоуничижение без сокрушения возможно, но только оно не правильное, или относится к разряду рассматриваемых нами крайностей, но вот сокрушения, без самоуничижения быть не может. Самоуничижение приводит человека к смирению перед Богом, при полнейшей надежде обрести прощение, а это и есть цель сокрушения. Но что же есть прощение? Для православного христианина, прощение не абстрактная чистка грехов. Ведь что есть грех? «Грех есть беззаконие» (1 Ин. 3, 4). Когда мы говорим о беззаконии, одновременно предусматриваем и закон. Следовательно, беззаконие есть своего рода альтернатива закону. Когда мы говорим о беззаконии, то понимаем, что это нечто возникшее, вследствие нарушения закона, притом коренным образом исказившее закон в том, кто его нарушил. Потому и «без», а не «частично». Беззаконие есть альтернатива закону, притом не как существующая сама по себе, но возникшая на основе отказа или неприятия закона. Вот почему по своей сути нет малого или большого греха как такового. Их классификация совершается в силу степени отступления через совершение определенных поступков от добра. На самом же деле любое отступление есть попытка создания альтернативы добру. Зло не существует само по себе, оно не сущностно, но есть деформация закона добра. Как и добро не может быть маленьким или большим, добро оно и есть добро. Важны даже не поступки сами по себе, а мотивы, почему человек поступает так, а не иначе. Ведь, по сути, грех есть внешнее завершение, или актуализация определенной страсти, которая властвует над человеком. Характерно, что добро в отличие от зла, действует не так. Его необходимо закреплять с помощью внешних благих поступков. Другими словами, соразмерно совершенствованию в добродетелях, будет врачеваться и разрушенная страстями, природа человека, а добродетель станет присущей ей и естественной. Но естественность ее не абстрактна, так как Бог благ, и наше совершенствование должно быть в Боге (Мф. 5, 48).
  В данном случае могло бы показаться, что сокрушение и совершенствование один и тот же процесс, однако это не так. Чтобы понять почему, перейдем к следующему этапу и разберемся, зачем необходимо изустное исповедание своих грехов. Дело в том, что покаяние есть двухсторонний процесс. Если мы говорим о сокрушении, то, как таковое, оно лишь односторонний процесс.
  Говоря о совершенствовании, выяснилось, что без Бога его вообще быть не может, но и человек в свою очередь должен всячески стараться приложить свои усилия к обретению духовной чистоты, поэтому разница в совершенствовании и сокрушении есть. Но как без сокрушения может быть самоуничижение, так и само сокрушение может иметь место в человеке без наличия совершенствования. Причины тому разные, но факт остается фактом. Если человек, исповедав грех, не будет бороться со страстями и пороками, его покаяние осталось всего лишь, на стадии осознания. Если покаяние не приобретет двухстороннего характера, у человека не будет возможности вступить в общение с Богом. Что же для этого нужно - изустное исповедание.
  Суть в том, что по отдельности мы члены тела Христова, которое называется Церковью, посему нет другой возможности общения с Богом, разве что в лоне Церкви. Согрешая, мы отдаляемся от Бога, а, отдаляясь от Него, мы как бы усыхаем, утрачиваем способность быть частью Церкви. Почему и сказано, что бесплодные ветви отсекаются. Но те ветви, которые приносят плоды, очищаются, чтобы принести еще больше плодов (Иоан.15:1-2). Таким образом, приступая к таинству покаяния, человек через очищение от грехов, восстанавливает структуру своей природы. Отмирающая ткань снова становится способной к принятию живительных соков. И никакое личное сокрушение без изустной исповеди дать этого не может. Именно изустное исповедание дает возможность человеку не только очиститься от грехов, но и успокоить воспалившуюся совесть. Потому-то банею пакибытия кроме крещения называют так же покаяние, где слезами омываются многочисленные грехи.
  Но зачем же говорить их вслух, если Бог Всеведущ. Аналогия проста. Открываем книгу Бытия в Библии и видим странные слова, с которыми Бог обратился к Адаму после его грехопадения: «Где ты?». Неужели Бог не знал где Адам – нет, знал, но взывал к его совести. Пытался подвигнуть ее к покаянию. Человек не ангел, но психофизическое существо, а поэтому в его деятельности задействован не только разум, но и вся сущность всецело, т.к. природа человека была повреждена всецело. Потому-то Бог и воплотился и вочеловечился, чтобы исцелить всю природу человека, а не один лишь разум. Следовательно, изустное исповедание заключается не в одной лишь психологической необходимости умиротворения совести, но что важнее, в полном участии человеческой природы в таинстве исповеди. И в разуме и в слове и в деле. Более того, необходимо понимать, что любой дурной поступок влечет за собой последствия. «Похоть рождает грех, а грех рождает смерть» (Иак. 1:15), - говорит апостол Иаков. Таким образом, и в исповеди необходимо участие всего человека, т.к. разум реализует свои страсти и похоти посредством чувств. В свою очередь стыд, который кающийся испытывает на исповеди, также важен, так как надламывает силу действия греха, через ущемление гордости, гнездящейся в человеке и являющейся источником зла.
  Наконец о плодах покаяния. Как у греха есть цепная реакция, то есть один грех привлекает другой, так и добродетели привлекают одна другую. Жизнь человека не проста, он, то падает под тяжестью грехов, то поднимается. Но если его путь озарен благим покаянием, и он стремится к Богу, то, безусловно, посеянная в свое время пшеница прорастет, важно чтобы воля была направлена к Богу, а надежда не ослабевала. Не может быть плодов там, где нет усилия. Следовательно, вся наша духовная жизнь выстраивается на усилии, а как итог, оно само осуществляется через открытое изустное исповедание перед священником. Человек на исповеди всем своим существом отвечает Богу – «Я здесь Господи, воздвигни мя падшего!»
 
технические вопросы
вход
Логин:
Пароль:
Вход
Харьковская епархия © 2009–2017
OrthodoxDesignStudio © 2009–2017