twitter.rss

Русские православные храмы в Германии в исторической ретроспективе
16 декабря 2010
В статье Жердева Виталия Викторовича, кандидата искусствоведения, доцента кафедры рисунка Харьковской государственной академии дизайна и искусств рассматривается история русского православного храмоздания в Германии до Первой Мировой войны. Проведена классификация храмов по историческим факторам возникновения. Обозначены самые значимые сакральнеые строения, сохранившиеся до наших дней. Рассмотрена география русского храмового строительства в Германии до 1914 г.

Присутствие Русской Православной церкви в Западной Европе, в частности в Германии, является важным, но малоизученным фактом интеграции духовных, культурных и художественных процессов в единое европейское геополитическое пространство. Изучение церковного наследия православия за рубежом, и, прежде всего, образцов сакрального, храмового искусства как явления, с одной стороны, художественного, а с другой – существующего в рамках сложившегося канона, позволяет оценить его значение для православной ойкумены, а также для широкой общественности, исходя из реалий современного мира. Сохранение и гармоничное развитие художественных традиций в церковном искусстве разных регионов является одним из важнейших условий духовной консолидации православной общности в митрополии и диаспоре, а также его открытости для межкультурного диалога. Универсальный язык искусства делает это утверждение справедливым для исследования сак-рального искусства других конфессий или этносов за пределами их основ-ных религиозных ареалов и государственных образований. Вместе с тем, эта тема не может рассматриваться вне комплекса широкого историко-культурного контекста взаимодействия архитектуры, сакрального искусства, истории православия и истории государственности, что предполагает исследование большого круга научных и теологических источников.

Первые православные храмы, принадлежащие купцам из северных русских земель, на территории Западной Европы появились еще в средние века с укреплением торговых связей Новгорода, Пскова и Ладоги с городами Ганзейского союза, в основном в Скандинавии. Во времена Ярослава Мудрого, в XI в. купцы из Гамбурга имели в Новгороде собственный храм св. апостола Петра, хотя новгородцы своего храма в Гамбурге не имели [1, C.77]. Взаимные торговые договора, дошедшие до наших дней, между Новгородом и Гамбургом датируются 1209 – 1270 гг. Готландцы в Великом Новгороде построили больницу св. Олафа. Известно, что каждый немецкий гость, желающий отправиться из Новгорода в Готландию, должен был заплатить своего рода религиозный налог – гривну серебра в честь св. Пятницы. В 1060 г. немецкие купцы имели свою церковь в г. Ладога, как и новгородцы и псковичи имели свои храмы в г. Висби (Wisby) на острове Готланд и в древней шведской столице Сигтуне.
Существовала и традиция пожертвований, шедших со стороны русских княжеств на сооружение и поддержание церквей и монастырей на Западе, как и в последующие столетия пожертвованиями со стороны русского правительства и народа кормился весь греко-православный Восток. Так, например, документы города Регенсбурга, являвшегося в те времена конечным пунктом большого торгового пути, шедшего из Киева в Западную Европу (через Краков и Прагу), сообщают нам, как в первую треть XII века при постройке тамошнего монастыря свв. Иакова и Гертруды был послан в Киев для сбора пожертвований монах Маврикий, с почетом принятый великим князем и отпущенный местными именитыми людьми с пожертвованиями мехами на весьма крупную по тому времени сумму в 100 марок. Также около того же времени в Киеве проживает постоянный представитель известного монастыря св. Эмерана в Регенсбурге и пересылает своему аббатству в Германию довольно значительные суммы [2]. От 1162 года сохранилось известие о князе Buris'е, брате Датской королевы Софии - жены Вальдемара Великого и несомненной русской княжны, - в качестве одного из первых жертвователей на основание монастыря в Lugumkloster, в Шлезвиге [10, C.26]. Особенно часты были пожертвования этого рода со стороны Волынских и Галицких князей и пр.[9, C.16, 26].
Не следует забывать, что некоторые основатели весьма знаменитых впоследствии русских храмов, или монастырей были иноземцы, западные люди. Так первую христианскую церковь в Киеве соорудили, еще в X веке, варяги-дружинники киевского князя. Та же благочестивая традиция продолжалась у них и в следующем, XI столетии. Знаменитый Успенский собор Киево-Печерской Лавры (1073 г.) построен на средства знатного варяга Шимона, верного витязя великого князя Ярослава и его семьи. Другой швед, «Ольма» в русской летописи (т. е. Holmi), соорудил в Киеве церковь во имя св. Николая (именно, тотчас после «перенесения мощей» святителя в Бари), а «римлянин» Антоний, прибывший в Новгород около 1106 г., основывает там свой знаменитый монастырь [6].
В 20-х годах XIII столетия (по-видимому, в, 1228 г.), только что основанный орден доминиканцев водворяется уже в Киеве, вокруг своей церкви Пресвятой Девы Марии [3].
В Стокгольме московская колония появилась после заключения Столбовского мира (1617 г.), по которому купцам из Новгорода и Москвы позволялось иметь торговый двор, а при нем православную церковь, которая может считаться старейшей в истории русских храмов в Западной Европе после шестивекового перерыва с XI в. [1, C.329]. Деятельность же этих православных домовых церквей, построенных в разный период в ганзейских городах, напрямую зависела от интенсивности взаимной торговли и порой приходская жизнь там замирала во время спадов сезонных торговых интересов или политических кризисов.
До XVIII в. в западноевропейских городах не было устойчивых русских колоний (некоторым исключением может являться Стокгольм), ни постоянных дипломатических представительств, которые бы нуждались в организации регулярных богослужений. Только с образованием Российской империи и установлении официальных дипломатических отношений с западными соседями, при русских миссиях появились священники, которые служили в арендуемых и приспособленных для церковных нужд помещениях. Доставляемое из России убранство посольских церквей было походным, т.е. со складным полотняным иконостасом и скромной утварью. В случае переезда из одного арендуемого помещения такую церковь было легко демонтировать и собрать на новом месте. В случае закрытия дипломатической миссии закрывалась и церковь, т.к. деньги на ее содержание выделяла Коллегия иностранных дел. Только после окончания наполеоновских войн церкви при российских дипломатических миссиях стали получать складные деревянные иконостасы с большим количеством икон, более богатую утварь. Тем не менее, еще почти полвека православным русским приходилось молиться в тесных приспособленных наемных помещениях.
Для представительниц Дома Романовых, которые выходили замуж за немецких герцогов и королей, сразу же обустраивались придворные православные церкви (Шверин, Киль, Людвигслюст, Веймар, Штутгарт, Карлсруэ), но которыми могли пользоваться только великие княгини и их православные придворные. Правда, позднее (в 1860-х гг. – нач. ХХ в.) в Карлсруэ, в придворной церкви принцессы Марии Максимилиановны молились русские студенты, которые учились в местном Политехникуме и Гейдельбергском университете [4, С.148]. После смерти великих княгинь их старались хоронить в специально построенных православных храмах-усыпальницах. И если самая первая православная усыпальница в Германии в Людвигслюсте была довольно скромной, то последующие надгробные храмы в Штутгарте-Ротенберге, Веймаре, Висбадене отличались особой пышностью и торжественностью. Над их созданием трудились видные архитекторы, скульпторы и художники, в основном, местные, но иконостасы, образа и богослужебную утварь, как правило, доставляли из России.
Российские дипломатические миссии находились практически во всех столицах немецких суверенных государств. При посольстве всегда находился походный храм, которым пользовались не только сотрудники миссии, но и все православные прихожане, проживавшие в этом городе. Рост русских колоний обусловил и необходимость строительства отдельных зданий церквей, т.к небольшие посольские церкви не могли вместить всех прихожан. Так стараниями общины и значительному ктиторскому пожертвованию в 1874 г. в столице Саксонского королевства Дрездене освящается каменный храм св. Симеона Дивногорского, который был приписан к российской императорской миссии [8, C.32]. В Берлине, несмотря на старейшие дипломатические связи, отдельное здание церкви было построено только в 1938 г. Если говорить о посольских храмах, которые впоследствии стали отдельными зданиями, то кроме церкви Симеона Дивногорца в Дрездене стоит упомянуть собор св. Николая Чудотворца в Вене, сооруженный в 1893-1899 гг. на территории российского посольства [1, C.15]. Оба храма построены под влиянием московской архитектуры XVII в. Храмы, выдержанные в духе русской архитектуры XVII в. стали появляться и в других европейских городах. Многоцветные русские церкви смотрелись ярким акцентом в монотонной застройке западных городов и особенно впечатляли европейцев своей необычной архитектурой с луковичными куполами, которая неизменно ассоциировалась с далекой Россией.
Особой группой выступают русские храмы-памятники в Потсдаме и Лейпциге, ознаменовавшие победу над Наполеоном и укрепление русско-немецких межгосударственных отношений. В период наполеоновских войн Россия и Пруссия вновь становятся союзниками. Более того, российского императора Александра I и прусского короля Фридриха Вильгельма III связывали искренние дружеские отношения. Позднее король будет тяжело переживать смерть Александра I, поэтому создание под Потсдамом русской слободы Александровка и при ней церкви св. Александра Невского (1826 – 1829) будут данью памяти почившему императору и «незабвенным памятником в воспоминание дружественного союза» [5, C.33]. Маленькая русская слобода создана по образцу «идеаль-ной деревни» Глазово, спроектированной К.И. Росси и построенной на окраине дворцового парка в Павловске так же как памятник победе в Отечественной войне 1812 г. Проект будущего храма создал В.П. Стасов, выполняя пожелания императора Николая I создать храм в «исконно русском стиле». Для этого он обратился к формам русской архитектуры XV – XVI вв., которые он считал наиболее отвечающими этому требованию. Строительство церкви осуществлял придворный прусский архитектор К.Ф. Шинкель. Этот же проект Стасова в переработанном виде использовался и для строительства киевской Десятинной церкви (разрушена в 1935 г.).
Строительство русской церкви в Лейпциге связано с юбилеем Битвы Народов в этом городе, когда союзные войска России, Пруссии, Австрии, Англии и Швеции разгромили армию Наполеона в сражении 4 – 7 октября 1813 г. В масштабных военных действиях участвовало около полумиллиона солдат, с обеих сторон было убито свыше 100 тыс. человек. В русской армии сражалось 127 тыс. человек, из которых 22 тыс. осталось на поле боя. Накануне 100-летней годовщины битвы, в России вспомнили, что на месте сражения нет достойного памятника павшим русским воинам, а по немецким законам «захоронение, не отмеченное каким-либо солидным сооружением, через 100 лет теряет значение памятника о погребенных в нем» [1, С.88]. Германская сторона готовилась к сооружению на поле боя самого большого в Европе многофигурного монумента высотой 91 м. Сбор средств на создание православного храма-памятника объявили в 1907 г., а строительство началось в 1911 г. Проект храма разработал знаток древнерусской архитектуры акад. В.А. Покровский, который взял за образец церковь Вознесения в Коломенском. Храм во имя свт. Алексия Митрополита Московского, имя которого носил наследник престола, был освящен к юбилею Битвы Народов 4 октября 1913 г.
Один из интереснейших примеров русского православного представительства в Западной Европе – храм св. Марии Магдалины в Дармштадте (1897 – 1899) – дар последнего русского императора Николая II своей супруге Александре Федоровне, урожденной принцессе Гессен-Дармштадской [7, C.31]. Русская церковь на Матильденхёэ (Mathildenhoehe) – «Холме Матильды» – построена в духе ярославской архитектуры XVII в. по проекту Л. Бенуа, который переработал свой проект для храма в Бад-Гомбурге. В 1902 г. церковь, которая была ярким акцентом на доминирующей над городом высоте, попала в часть видовой панорамы строящегося в стиле немецкого модерна выставочного центра (арх. Й.М. Ольбрих (1867-1907)), возведению которого содействовал герцог Эрнст Людвиг. По ходу строительства возникло предложение перестроить церковь, чтобы связать ее по стилю с новым окружением, но Бенуа категорически воспротивился этому [1, C.83]. В 1907 г. по проекту Ольбриха, была возведена башня Хохцайтстурм (Hochzeitsturm), которая окончательно сформировала нынешний ансамбль на Матильденхёэ, ставший обителью для художников и музыкантов. На фоне этой застройки многократно усилилась «русская» экзотичность архитектуры православ-ного храма.
Отдельную группу представляют храмы, построенные в курортных городах, куда во второй половине XIX в., когда наладилось железнодорожное сообщение, приезжали многочисленные посетители из России (Бад-Эмс, Баден-Баден, Бад-Киссинген и др.). Эти церкви строились как на личные пожертвования, так и на средства, выделяемые казной.
Значительный вклад в церковное строительство в Германии внес настоятель берлинской посольской церкви прот. Алексей Мальцев и созданное им Свято-Владимирское Православное братство, цель которого заключалась в оказании «помощи нуждающимся русским подданным всех христианских вероисповеданий и православного исповедания всех наций, находящихся в Берлине или его окрестностях, постоянно или временно» [4, C.57]. По мнению Мальцева, новые церкви, в первую очередь, следовало строить в курортных городах, куда на лечение приезжало много больных из России. Но первым храмом, построенным по инициативе Свято-Владимирского братства, стал кладбищенский братский храм во имя свв. равноапостольных царей Константина и Елены в предместье Берлина Тегеле. Это диктовалось «самыми существенными потребностями такого многолюдного города, как Берлин, через который кроме постоянно живущих там православных русских, греков, румын, сербов и прочих славянских народностей, проезжает среди массы путешествующих, немало трудно больных, отправляемых врачами на воды и климатические станции. Нередкие случаи внезапной кончины в отелях, клиниках и санаториях германской столицы ставили родных в весьма затруднительное положение при невозможности пользоваться посольской церковью…» [4, C.62]. За период 1896 – 1908 гг. при содействии Братства были построены церкви в курортных городах Бад-Гомбурге, Бад-Киссингене, Герберсдорфе, Бад-Наугейме, Бад-Брюккенау, домовая церковь свт. Николая в Гамбурге, которая стала и своего рода памятником давних исторических мирных торговых отношений между Гамбургом, Новгородом, Псковом и Ладогой.
В целом же за относительно небольшой временной промежуток становления русско-немецких дипломатических и матримониальных связей в период XVIII – начале XX вв. в различных немецких городах возникло в общей сложности около 52 православных храма. Естественно, что большинство из них носило временный характер: церкви при дипломатических миссиях, которые могли упраздняться с переездом миссии в другое помещение или ее закрытием. Подобным образом и дворцовые церкви прекращали свое существование с кончиной последнего православного члена венценосной семьи и т.п. Тем не менее, ни одна другая западноевропейская страна не насчитывала такого количества русских православных храмов, даже временных, в означенный период. Данный вывод подразумевает, что мы рассматриваем русские право-славные храмы в границах современной Германии, а не разрозненных немецких королевствах и княжествах, где изначально возникали русские церкви. Такой была ситуация до объединения страны Бисмарком (1871) под эгидой Пруссии и образования Германской империи с дальнейшим присоединением к ней суверенных немецких «карликовых» государств.
Рассматривая географию православного храмоздания в Германии следует упомянуть, что в целом русские церкви (в основном, временного характера) находились почти на всей территории немецких земель, что говорит о более или менее равномерном дипломатическом и междинастическом взаимодействии стран и динамике политических процессов. С началом петровских реформ и возникновением интереса к Западу, а затем и первых междинастических браков, появляются и ранние православные церкви на севере Германии, что подчеркивает политические и стратегические интересы России на Балтике. Вступив в родственные отношения с Мекленбург-Шверинским домом, Петр I создавал важный плацдарм для России в противостоянии Швеции, а затем и утверждения позиций в Европе [7, C.74]. Позднее, с укреплением политических связей с германскими государствами, которые подкреплялись связями родственными с многочисленными германскими владетельными домами (Баденским, Вюртембергским, Гессенским и др.), православные церкви стали появляться почти по всей территории германских государств с разной степенью концентрации. В меньшей степени здесь представлена Бавария. Бесспорно, что существовали дипломатические отношения между Баварским королевством и Российской империей, существовали и домовые церкви, к примеру, церковь в доме графа Н.В. Адлерберга в Мюнхене. Однако поскольку не сложилось тесных матримониальных отношений между Домом Романовых и Домом Виттельсбахов, правившим в Баварии, – не было и православных дворцовых церквей (самым известным соприкосновением России с представителем этого Дома была Северная война 1700 – 1721 гг.: король Швеции Карл XII был из рода Виттельсбахов) [7, C.575]. Тем не менее, в 1901 г. была освящена каменная церковь в баварском курортном Бад-Киссингене.
Таким образом, русские православные храмы в Германии имели различные культурно-социальные факторы возникновения: расширение политических контактов империи с различными немецкими государствами, матримониальные отношения, интерес русских пациентов к немецким курортам и др., что привело к появлению следующих групп церквей:
- церкви при русских посольствах и миссиях (Берлин, Дрезден, Гамбург, Штутгарт и др.);
- придворные церкви при особах русской императорской фамилии (Веймар, Карлсруе, Киль, Кобург-Гот, Ремплин, Шверин, Штутгарт и др.);
- церкви – усыпальницы (Людвиглюст, Ротенберг, Висбаден, Веймар);
- церкви в курортных городах, посещаемые русскими пациентами (Баден-Баден, Бад-Эмс, Бад-Киссинген, Бад-Гомбург, Герберсдорф и др.);
- церкви - памятники исторических событий (Потсдам, Лейпциг);
- церкви, построенные по особой исторической необходимости (Тегель, Дармштадт).
Специфика их возникновения обусловила два основных типа церквей: домовые («походные», придворные), носившие преимущественно временный характер, и стационарные постройки – отдельно выстроенные каменные здания, которые практически без изменений сохранились до наших дней:
1. Надгробная церковь свв. Апп. Петра и Павла в Людвигслюсте, где погребена вел. кн. Елена Павловна - 1811 г. (год окончания строительства и освящения храма).
2. Надгробная церковь св. вмц. Екатерины в Штутгарте на горе Ротенберг, где похоронена великая княгиня Екатерина Павловна – 1824 г.
3. Церковь св. бл. кн. Александра Невского в Потсдаме – 1829 г.
4. Надгробная церковь св. прав. Елисаветы в Висбадене, где погребена вел. кн. Елизавета Михайловна – 1855 г.
5. Надгробной церкви св. Марии Магдалины в Веймаре, где погребена вел. кн. Мария Павловна – 1862 г.
6. Церковь св. Симеона Дивногорца в Дрездене – 1874 г.
7. Церковь св. мц. царицы Александры в Бад-Эмсе – 1876 г.
8. Церковь Преображения Господня в Баден-Бадене – 1882 г.
9. Церковь свв. Равноапостольных Константина и Елены на Тегельском кладбище (Берлин) – 1894 г.
10. Собор свт. Николая Чудотворца в Штутгарте – 1895 г.
11. Церковь Всех Святых в Бад-Гомбурге – 1896 г.
12. Церковь св. Марии Магдалины в Дармштадте – 1899 г.
13. Церковь св. прп. Сергия Радонежского в Бад-Киссингене – 1901 г.
14. Церковь св. Иннокентия Иркутского и св. прп. Серафима Саровского в Бад-Наугейме – 1908 г.
15. Храм – памятник св. Алексия, митрополита Московского в Лейпциге – 1913 г.
Храм Архангела Михаила, построенный усилиями Свято-Владимирского братства в немецком курортном Герберсдорфе, сейчас находится на территории Польши, сам городок переименован в Соколовско.
Все упомянутые храмы представляют собой интересные памятники архитектуры, более того, в них практически полностью сохранилось живописное убранство, иконостасы и утварь. Однако, печальна судьба храмов св. Николая Чудотворца в Штутгарте и Архангела Михаила в Герберсдорфе, их первоначальное убранство не сохранилось: в первом иконостас с иконами кисти Ф.А. Бруни и другие ценные иконы, находящиеся в храме, погибают во время союзной бомбардировки, второй храм после 1945 г. уже будучи на территории, отошедшей Польше, использовался как морг местной больницы, затем в нем планировалось создание клуба, затем здание бывшего храма находилось в частной собственности. С 1997 храм был выкуплен при содействии православного прихода во Вроцлаве и архиепископа Вроцлавского Иеремии. Сейчас храм принадлежит Польской Православной Автокефальной Церкви.
Все упомянутые храмы являются не только свидетельством русского культурного и исторического присутствия в Западной Европе, но и выдающимися памятниками, жемчужинами православной культуры и искусства, уникальными в своем роде, т.к. многие из их стилистических аналогов были уничтожены в Советском Союзе.
В ретроспективе российского храмового строительства в Германии мы кратко рассмотрели основные исторические аспекты возникновения основных церквей: от посольских до храма-памятника св. Алексия в Лейпциге, которая стала последним православным храмом, построенным в Германии на закате Российской и Германской империй: в 1914 году разгорелась Первая Мировая война, а в 1917 году начался новый, трагический, этап истории Русской Православной Церкви, обусловивший и дальнейшую сложную историю создания русских православных храмов уже в совсем другой Германии.

Литература:
1. Антонов, В.В. Русские храмы и обители в Европе / В.В. Антонов, А.В. Кобак. – СПб.: Лики России, 2005. – 399 с.; ил.
2. Васильевский, В. Древняя торговля Киева с Регенсбургом / В. Васильевский // Журнал Министерства Народного Просвещения. – 1888. – Ч. 258.
3. Малышевский, И. Доминиканец Яцек (Иакинф) Ондровонж, мнимый апостол земли русской / И. Малышевский // Труды Киевской Духовной Академии. – 1867. - т. II.
4. Мальцев, А.П., протоиерей. Православные Церкви и русские учреждения заграницей. Справочная книжка на 1906 год / прот. А.П. Мальцев. – СПб.: Свято Князь-Владимирское братство. – 1906. – 496 с.
5. Симановская, Е. Русский акцент гарнизонного города / Е. Симановская. – Потсдам, 2005. – 61 с.
6. Таубе, М.А. Рим и Русь в до-монгольский период / М.А. Таубе // Ex Orients [под ред. проф. Л. Берга]. – Matthias Grunervald Verlag, Mainz, 1927.
7. Федорченко, В.И. Российский императорский дом и европейские монархии / В.И. Федорченко. – М.: АСТ, 2006. – 607 с.
8. Шелике, В. Русская православная церковь Симеона Дивногорца в Дрездене 125 лет: 1874-1999 / В. Шелике; пер. с нем. – Дрезден: Круг друзей Русской православной церкви в Дрездене, 1999. – 56 с.
9. Baumgarten, N.de. Genealogies et mariages occidentaux des Rurikides russes, dans Orientalia Christian / N. de Baumgarten. - Rome, 1927. - vol. IX, 1.
10. Kinch, J. Ribe Bys Historie / J. Kinch. - Ribe, 1869.

Фотографии (*):
img 2406
1. Церковь св. Александра Невского в Потсдаме. Арх. В.П. Стасов, К.Ф. Шинкель. 1826-1829 гг.
img 2407
2. Церковь св. Елизаветы в Висбадене. Арх. Ф. Хоффман. 1848-1855 гг.
img 2408
3. Церковь св. Марии Магдалины в Веймаре. Арх. К.Ф. Штрайххан. 1860-1862 гг.
img 2409
4. Церковь св. Симеона Дивногорского в Дрездене. Арх. Ю.Г. фон Боссе. 1872-1874 гг.
img 2410
5. Церковь св. Марии Магдалины в Дармштадте. Арх. Л.Н. Бенуа. 1897-1899 гг.
* Фотографии сделаны автором статьи в Германии в 2008 г.
 
технические вопросы
вход
Логин:
Пароль:
Вход
Харьковская епархия © 2009–2017
OrthodoxDesignStudio © 2009–2017